13 января в Горно-Алтайском городском суде прошло первое в этом году судебное заседание по делу экс-зама Бердникова Пальталлера. Заседание было интересным - по словам нашего корреспондента Александры Строгоновой, допрошенные до обеденного перерыва свидетели, как ей показалось, юлили и пытались смягчить показания против Пальталлера, данные на предварительном следствии, а прокурор уличал их, ходатайствуя об оглашении их же показаний на предварительном следствии, и задавая уточняющие вопросы. Репортаж с этой части суда мы постараемся опубликовать на следующей неделе. Но данная заметка - не об этом.

После обеда Александра Строгонова не могла прийти в суд и заранее попросила, чтобы её подменил кто-то из коллег. Вместо неё в суд пошёл молодой корреспондент "ЛИСтка" Даниил Кукуев. После заседания взволнованный Даниил позвонил мне, учредиелю "ЛИСтка" Сергею Михайлову и сообщил, что после обеда был допрошен один свидетель, и что помощник или секретарь судьи Алексея Кривякова, председательствовавшего на процессе, категорически, под угрозой удаления из зала заседания запретил Даниилу вести аудиозапись. Даниил, разумеется, пытался фиксировать интересные моменты заседания от руки и просто запоминать, но это - не аудиозапись. Даниил пожаловался мне, что половину сказанного просто не понял, т.к. мало знаком с обстоятельствами дела, и теперь ему трудно будет написать репортаж.
Я немедленно позвонил в городской суд судье Алексею Кривякову. Состоялся буквально следующий диалог:

Сергей Михайлов: - Добрый день. Сергей Михайлов беспокоит, из "ЛИСтка" который.

Алексей Кривяков: - Слушаю Вас.

С.М.: - Сейчас у Вас на процессе по Пальталлеру был наш "стажёр" молодой, Даниил. Ему кто-то из Ваших помощников запретил аудиозапись вести. А что это такое?

А.К.: - Это требование закона.

С.М.: - Какое требование?

А.К.: - Без разрешения председательствующего никто не вправе вести аудио- и видеозапись судебного заседания.

С.М.: - Алексей Викторович, видеозапись - да, но насчёт аудиозаписи - впервые слышу.

А.К.: - Вы изучите требования закона, там это указано, это не я придумал.

С.М.: - Это УПК. Подождите, но ведь до обеда же не запрещали вести аудиозапись...

А.К.: - До обеда гласную видеозапись и аудиозапись никто [из зрителей] не вёл. Если кто-то это делал тайным образом, то это...

С.М.: - Погодите... Видеозапись запрещено вести [без разрешения судьи], потому что участники процесса начинают думать, как они выглядят в кадре, хорошо ли у них, так сказать, "губы накрашены". А аудиозапись-то чем мешает?

А.К.: - Сергей Сергеевич, Вы мне это говорите, как будто я это придумал. Это требование закона. Там указано, что аудио-, видеозапись в судебном заседании без разрешения председательствующего не ведётся. Я Вам всего лишь озвучиваю требования закона, они такие.

С.М.: - Видеозапись - да, это точно. Но про аудиозапись я впервые слышу. Я 20 лет журналистом работаю. Может быть, статью УПК подскажете?

А.К.: - Сходу не скажу, посмотреть надо. Это давно всем известно...

С.М.: - Аудиозапись с разрешения председательствующего... Это что-то новое. Я сейчас посмотрю, может быть, я не прав, тогда прошу прощения...

А.К.: - Это статья 241 УПК, часть 5. "Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись, письменную запись. Проведение фотографирования, аудиозаписи - э-э-э..., с разрешения председательствующего".

[Пока Алексей Викторович произносил эту фразу, я, приговаривая "секундочку-секундочку"], быстренько нашёл статью часть 5 статьи 241 УПК в Интернете].

С.М.: [читаю с экрана компьютера начало части 5-й статьи 241 УПК вслух]: - Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Точка.

[мне кажется, что тут Алексей Викторович несколько растерялся, потому что он быстро сказал]: - Я Вам об этом хочу сказать, что об этом [т.е., о записи] необходимо уведомить председательствующего, разрешение получить, и всё. Об этом речь только идёт.

С.М.: - Просто журналист молоденький, его напугали, и он, вместо того, чтобы Вас спросить, можно ли вести аудиозапись, он писал на бумагу и половину не понял, и сейчас мне звонит и говорит, я не понимаю, о чём речь.

А.К.: - Я не знаю. Вполне возможно, что его предупредили, чтобы он тайно, негласно аудиозапись не вёл...

[Тем временем, я прочитал на экране компьютера часть 5 статьи 241 УПК. В ней сказано: "5. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Фотографирование, видеозапись и (или) киносъемка, а также трансляция открытого судебного заседания по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании". Т.е., аудиозапись и письменную запись УПК РАЗРЕШАЕТ БЕЗ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ, а вот для фото-, видео- киносъёмки и трансляции по радио, телевидению в в Интернете (т.е., для распространения В РЕЖИМЕ РЕАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ) - нужно разрешение судьи. Я попытался сказать это Алексею Викторовичу, но...]

С.М.: - Вот, я нашёл часть [5-ю статьи 241 УПК]...

А.К.: - Вопросов нет, если получаете разрешение председательствующего, ведите аудиозапись. В судебном заседании аудиозапись ведётся [т.н. аудиопротокол]

С.М.: [Снова пытаюсь обратить внимание, на то, что для аудиозаписи не нужно разрешение]: - Алексей Викторович, смотрите, вот часть 5-я [статьи 241 УПК]...

А.К.: - То есть, сейчас у нас новые требования закона, и по ним во всех судебных заседаниях, кроме закрытых ведётся аудиозапись, то есть, это всё официально фиксируется на аудиозаписи.

С.М.: - Ну, у вас же её потом не выпросишь, грубо говоря, эту запись... То есть, у Вас велось аудиопротоколирование?

А.К.: - С прошлого года, насколько я помню, это сделали, что аудиопротоколирование - оно обязательное, за исключением определённых случаев.

С.М.: - Давайте ещё раз 241-ю статью УПК... [в третий раз пытаюсь обратить внимание, на то, что для аудиозаписи не нужно разрешение. Но Алексей Викторович не даёт договорить]

А.К.: - А у меня под рукой сейчас просто нету... УПК.

С.М.: - Я его открыл вот. 241-я статья УПК, часть 5-я. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Точка. Фотографирование, видеозапись и (или) киносъемка, а также трансляция открытого судебного заседания по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании". То есть, запись просто мы вправе вести - аудио и письменную запись, а вот фото- видео, и кино- - только с Вашего разрешения.

А.К.: - Сергей Сергеевич, вот хочет он [журналист] вести аудиозапись, он встаёт и говорит: "Разрешите мне, пожалуйста, вести аудиозапись". Участники процесса своё мнение высказывают. Это не моё требование. У меня там участники процесса - прокурор, подсудимый встанут и скажут: "А почему нас тут записывают". Как вот до этого там присутствовал, кто там [очевидно, Амыр Айташев], он фотографировал, а потом мне претензии предъявляют, мне потом участники процесса претензии предъявляли, почему нас фотографируют без разрешения.

UPDATE2. Амыр Айташев в комментарии к данному материалу: "Я видеозаписи и фотографирования судебного процесса не вел, заснял Пальталлера после того как судья провозгласил перерыв и покинул зал."

Адвокат "Сетевых свобод" Станислав Селезнёв прокомментировал это высказывание Амыра Айташева и мой вопрос "Фотографировать в перерыве без согласия председательствующего - законно?" следующим образом: 

"Не вижу никаких ограничений. НО! В разных судах разные председатели могут устанавливать свои правила и запрещать фотографирование в здании вообще. Такое решение председателя можно оспорить, но до тех пор, пока оно не оспорено, фотографирование формально (хоть это и противоречит закону о СМИ и Конституции РФ) будет правонарушением."

С.М.: - Вот фотографирование, видеозапись и киносъёмка, а также трансляция - с Вашего разрешения. Это разные предложения [я хотел сказать, что это разные предложения в ч.5 ст.241УПК, но договорить не успел].

А.К.: - Сергей Сергеевич, ну, такой порядок. Я с Вами не хочу спорить.

С.М.: - Алексей Викторович, ну, давайте так. Молодой журналист не спросил, потому что он, так сказать, практикант, неопытный. У меня просьба такая. Вы всё-таки гляньте 5-ю часть статьи 241 УПК. Потому что она императивно...

А.К.: - Если есть желание у кого-то из Ваших сотрудников вести аудиозапись, вы напишите от имени редакции письмо, что представитель нашей редакции будет присутствовать и просим разрешить ему ведение аудиозаписи. И всё.

С.М.: - Без проблем, напишем [честно говоря, тут я решил просто не спорить]

А.К.: - У нас когда журналисты приходят, они все такое вот разрешение получают, это не какое-то новшество. Чтобы это всё было очевидно для всех участников процесса, чтобы ни для кого это секретом не было, потому что у нас же открытый судебный процесс, а потом мне претензии предъявляют, почему вы не контролировали, втихаря фотографируют, что-то там записывают.

С.М.:- Алексей Викторович, фотографирование, видеозапись и киносъёмка - да, только с Вашего разрешения, это общеизвестно.

А.К.: - А пристальное внимание к этим фактам из-за того, что когда подсудимого фотографировали и его защитников, мне потом претензии предъявляли.

С.М.: - Мы фотографировать не намерены, потому что мы не телевидение, мы газета, нам важно, что сказано было.

А.К.: - Всё тогда.

С.М.: - Окей. Алексей Викторович, всё таки, если я правильно понимаю 5-ю часть статьи 241, аудиозапись - всё таки без разрешеиия судьи. Посмотрите, пожалуйста, как доберётесь [до УПК].

А.К.: - Хорошо.

На этом мы завершили разговор.

 

Юрист "Сетевых свобод" Станислав Селезнёв, которому я описал данную ситуацию, ответил мне, что такой вот незаконный запрет (цитирую): "основание для жалобы председателю суда и в ККС [квалификационную коллегию судей]". Но жаловаться мы пока не будем, т.к. происходящее больше похоже на обычную человеческую ошибку, спровоцированную жалобой адвокатов Пальталлера на незаконное фотографирование (ну, и тем, что на суды у нас пресса ходит крайне редко, и судьи про гласность в судебном заседании редко вспоминают).

В то же время, хотелось бы обратиться к судье Алексею Кривякову, и, наверное, к руководству Горно-Алтайского городского суда. Уважаемые судьи! Пожалуйста, организуйте оперативную публикацию в сети Интернет аудиопротоколов суда над Пальталлером (в т.ч. тех заседаний, которые уже прошли). Ведь очевидно, что процесс по Пальталлеру - очень важен для жителей Республики Алтай. По сути, это часть "разбора полётов" команды Бердникова.

С уважением, Сергей Михайлов

P.S. Напомню, что по данным опроса общественного мнения, который мы провели в начале декабря (участвовали 422 человека), в том, что Бердников был " в доле" с Пальталлером, убеждены 85% опрошенных. Доживём ли мы до дня, когда в клетке на скамье подсудимых будет сидеть не только Пальталлер, но и Бердников?

Update. Юрист "Сетевых свобод" Станислав Селезнёв уже после выхода данной заметки прокомментировал описанную ситуацию следующим образом: 

"Можно сказать, что с подобными противозаконными требованиями прекратить аудиозапись всё реже сталкиваются и простые граждане, и журналисты.

В таком случае есть как минимум следующие варианты:

- вести аудиозапись скрыто, закон это не запрещает, но судей расстраивает, не рекомендую

- перед началом заседания громко объявить о том, что на основании статьи 241 УПК ведется аудиозапись.

В последнем случае можно столкнуться с незаконным запретом со стороны председательствующего и либо согласиться с ним, либо продолжить под угрозой удаления из зала или протоколом за неуважение к суду. В последнем случае аудиозапись станет доказательством вашей правоты уже в судебном процессе по обжалованию незаконных действий председательствующего судьи по 258 УПК в отношении вас.

Кстати, на эту же тему, требования прекратить аудиозапись при общении с любыми госчиновниками, включая служащих силовых структур также незаконны."

--

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 голосов)