Мама особенного ребенка из Горно-Алтайска обратилась в редакцию «ЛИСтка» с просьбой помочь ей не допустить ухудшения здоровья ее сына и попасть в другой регион к квалифицированному специалисту. Вот что она рассказала Сергею Михайлову.
- У моего ребенка инвалидность, в связи с чем ему необходимо сделать операцию по удалению четырех зубов, восьмых зубов – они поперечно расположены, по-другому никак нельзя...

С.М.: - Вы имеете в виду зубы мудрости?
М.: - Да. Их надо удалить, плюс у него развилась киста и мы теряем три передних, эстетических зуба. Это все длится с апреля, но конкретно начали заниматься с декабря. Из стоматологической поликлиники нас направили в Ресбольницу, а там у нас хирурга-стоматолога нет. Там есть один хирург, Ороев, возомнил себя всеми специалистами и считает, что он эту операцию проведет. Мы пришли к нему на прием, он говорит – у нас нету специализированного стоматологического челюстно-лицевого отделения, у нас нету оборудования. Я говорю – тогда как вы собираетесь проблему решать? Он говорит – ну вот, челюсть надо долбить, чтобы удалить зубы. Я говорю – вы считаете, что это правильно? Это же прошлый век. В итоге Ресбольница решила, что надо направлять ребенка в другой регион.
С.М.: - А ребенку сколько лет?
М.: - Ему 17 лет, но у него аутизм. И наш новый министр почему-то решил, что деньги в другой регион отдавать не будем, как хотите, так в ресбольнице и делайте.
С.М.: - То есть, у нас вам предлагают такой травматичный способ, но при этом где-то в Барнауле или Новосибирске могут сделать иначе, без того, чтобы челюсть долбить?
М.: - Конечно. Но самое страшное, что вот эта киста у сына – это опухоль и она может перерасти в злокачественную опухоль.
С.М.: - Значит, время тянуть нельзя. И, наверное, зубы мудрости в этой ситуации могут подождать...
М.: - Я это все прекрасно понимаю, но нас не направляют элементарно, не хотят направить... А у нас тут... Все стоматологические операции должны проводиться под рентген-контролем стоматологическим, есть специальное оборудование, но в Ресбольнице этого оборудования нет.
С.М.: - Следовательно, ситуация сложная, киста является опухолью, ребенка нужно направить за пределы региона в нормальную больницу...
М.: - Да, и это должно быть специализированное челюстно-лицевое отделение.
С.М.: - А нашему начальству, выходит жалко денег.
М.: - Сперва вопрос у нас решался – мне позвонила замминистра, мол, все, направляем, ищем больницу. Это с декабря по январь они искали, а потом мне Битешева, замминистра здравоохранения РА, звонит и говорит – нет, министр сказал, что у нас в бюджете не предусмотрено платить за пределы республики за какие-то процедуры, будем делать здесь. Я обратилась в прокуратуру, прокуратура вынесла представление на имя главного врача. Сейчас республиканская прокуратура сказала, что вынесет представление на имя министра здравоохранения.
С.М.: - Будем надеяться, что обнародование ситуации и то, что в дело вмешивается прокуратура, поможет.
М.: - У меня есть видео. Я теперь всех хожу снимаю, они обязаны в течение 30 рабочих дней помощь ребенку предоставить по закону. Срок этот заканчивается 23 января. Когда есть опухоль — в течение 15 дней или 10 дней предоставить и диагностику, и полностью все сделать. Они этого не сделали.
С.М.: - Эта опухоль причиняет боль ребенку?
М.: - Да. У нас проблемы с коммуникацией, кроме того, мы можем потерять все зубы.
С.М.: - Опухоль растет?
М.: - Да. Изначально стоял вопрос об удалении одного зуба, сейчас уже о трех зубах идет речь. Верхняя челюсть. Меня поражает еще то, что Глава не принимает, ссылаясь на карантин.
С.М.: - Может быть, тогда к заместителю по социальным вопросам идти надо. Раз сначала речь шла об одном зубе, сейчас уже три, а потом что, мальчик челюсть может потерять...
М.: - И министр вообще не принимает. Ссылаются на карантин. При чем тут вообще карантин? Я прошу срочно принять меры в отношении моего сына!

***
Женщина также предоставила редакции документы и видеозапись разговора с местным врачом, который мог бы сделать операцию ее сыну. Вот о чем шла речь.
Мама: - Вы можете удалить?
Врач: - Нижние?
М: - Нижние.
В.: -Да. Просто есть методики по поводу удаления зубов... все-таки у нас больница многопрофильная и нет у нас таких специальных отделений по челюстно-лицевой хирургии. То есть, у нас как бы доктор, я один, как бы, да, есть смотровой кабинет, есть операционная. Мы такими детьми вообще как бы не занимаемся, это же дети, они еще к детской больнице относятся, у нас нет такого специального инструментария. Есть как бы... вот восьмерки удаляют на базе стомполиклиники, есть такие бормашинки, потому что восьмерки еще не прорезались, там нужно аккуратно снять костную пластинку и аккуратно эти восьмерочки удалить. А у нас таких бормашинок нету. То есть, придется немножко кость подолбить долотом потихонечку. Можно, в принципе, нижние восьмерки убрать можно, под наркозом мы проведем, сделаем, но после операции нужен же еще уход за ним.
М: - Да.
В.: - За ним смотреть, с ним разговаривать, потому что он, может, раз – и встанет и уйдет из больницы...
Врач №2: - Но мы разрешим вам вместе с ним находиться.
М.: - Хорошо, давайте вопрос по поводу двойки решим. Что вы сможете сделать?
В.: - По-хорошему, в данном случае надо немного резекцировать корень зуба, то есть, убрать эту кисту...
М.: - Зуб живой?
В.: - Зуб живой, да. Бывает, что киста от корня зуба растет... но там лабораторные манипуляции, у нас стоматологи этим не занимаются...
М.: - Не занимаются?
В.: - Да.
М.: - Вы можете на сегодняшний день от этого пациента просто отказаться, чисто медицински сформулировав все свои доводы? Нет. Вы можете оказать медицинскую помощь на уровне...
В.: - … не специализированного отделения...
М: - Не специализированного отделения, да. Смотрите, я имею высшее медицинское образование и высшее юридическое образование. Насколько вы берете ответственность за свою продленную работу как лицо, которое будет оказывать медицинскую помощь?
В.: - Ну, сто процентов берем ответственность.
М.: - Сто процентов. Насколько у вас место проведения операции оборудовано стоматологическими аппаратами?
В.: - Ну, не полностью укомлектовано.
М.: - Не полностью. Сможете ли вы проводить операцию под контролем рентген-оборудования?
В.: - Да, конечно.
М.: - Есть ли у вас микроскопическое оборудование стоматологическое в операционной?
В.: - Нет, конечно (конец видеозаписи).


***
Сергей Михайлов связался с одним из руководителей республиканского минздрава (позже этот человек перезвонил Михайлову и дал понять, что цитировать его будет неэтично, поэтому мы скрываем имя работника министерства) и там заявили, что «опухоли верхней челюсти, насколько я понимаю, там нет... занимались этой пациенткой, предложения по реализации их права в Горно-Алтайске им предоставлены – она настаивала, кстати, не на Барнауле, а на Новосибирске (позже мама опровергла это утверждение)... Но Новосибирск отказал однозначно, потому что это та помощь, которая осуществляется на территории субъекта... Мы отправляем в том случае, если здесь невозможно оказать медпомощь...» Кроме того, работник минздрава предложил не верить маме на слово в плане диагноза, а посмотреть медицинские документы. Они также обсудили с Сергеем Михайловым тот факт, что на данный момент в регионе нет специалиста-стоматолога уровня недавно погибшего и многим известного Антона Пономаренко, что не лучшим образом сказывается на качестве медпомощи. В конце разговора сотрудник минздрава пообещал еще раз пересмотреть сложившуюся ситуацию с мамой и ее сыном.

Данные обратившейся есть в редакции, «ЛИСток» следит за развитием событий

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)