Дурной пример экс-губернатора региона А.Бердникова и председателя Чемальского райсовета Л.Ящемской, прославившихся на всю Россию матерной бранью, стал заразительным. Майминская чиновница обложила соседку прямо из окна своего дома.

Субботним утром 10 октября жители ул.Мира в Майме, как обычно, в 9 часов выбрались из своих домов с пакетами и мешками, чтобы, встретив мусоровоз, перегрузить их в кузов. В самом большом селе России, как любят тут говорить, применяют самую примитивную схему сбора мусора. Во вторник вечером машина проезжает с конца улицы к ее началу, в субботу утром, двигаясь со стороны ледового дворца, выезжает на нашу улицу примерно в срединной ее части. Таким образом, северо-восточный угол старого водозабора, где пересекаются оба маршрута, является лучшим местом ожидания и наблюдательным пунктом. Деталь важная, потому что при смене водителей мусоровозов зачастую путаются дни и маршруты, и зазевавшиеся селяне, находящиеся вне этой зоны, рискуют не догнать вынырнувшую из переулка машину.

Ждать да догонять – хуже нет. Наша группа, человек шесть, расположилась на тротуаре, направив взор в пустынный переулок, а со спины на нас смотрели окна усадьбы, в которой проживает директор Майминского центра занятости населения И.Неретина, Как обычно, судили-рядили о невеселом житье-бытье. Ругали «Коммунальщик» за бездарную работу, недобрым словом поминали районную администрацию, которая сквозь пальцы смотрит на безобразия. Да и как не озлобиться, если за два года мусорной реформы не произошло видимых перемен. На нашей улице и соседних не построено ни одной погрузочной площадки.

Прождав около получаса и не увидев мусоровоз, рассеянные по улице группки стали расходиться. Несколько человек из нашей группы, в том числе и ваш покорный слуга, направились к углу водозабора, чтобы оставить там свои мешки, которые могут подобрать явившиеся в неурочный час мусорщики. Так происходило и ранее, и не один раз.

«Молодые люди!» - услышали мы окрик за спинами и обернулись. Фамильярное обращение к людям, разменявшим седьмой десяток, можно было расценить как шутливо-соседское. Однако начальственный тон и воинственная поза оратора демонстрировали нескрываемое: не иронию даже, а скорее, полупрезрение. «Я вам говорю! – развеяла наше недоумение Неретина. - Не складывайте пакеты там. Я не хочу смотреть на них из своих окон».

Претензия явно надуманная. Водозабор располагается на противоположной стороне улицы, в метрах тридцати от окон Ирины Петровны. Мужики хмыкают: с утра шлея под хвост попала, знакомая картина. Переходя улицу, пытаюсь вступить в диалог: «Мы не вторгаемся в зону, за которой ухаживаете Вы». Стоя у раскрытого окна и возвышаясь над нами, как за трибуной, хозяйка усадьбы продолжает: «Забирайте свои пакеты и несите домой! Я не хочу нюхать ваш мусор! Если не заберете – разбросаю их на дороге!»

Понимаю, прозвучала недвусмысленная команда: «В стойло!» Щелканье бича за спиной никогда не любил, давно отвык от него, да и времена поменялись. Тут все ясно. Непонятна последняя угроза, смахивающая на провокацию. Поэтому пробую уточнить: «А что, разбросанные пакеты будут пахнуть иначе, чем лежащие вместе?» Заметив легкое замешательство оппонентки, добавляю: «Значит, как разбросаете, так и соберете». Меня поддерживает идущая рядом Н.Косарева. Не успела она вымолвить пару слов, как получила гневную отповедь с трибуны: «А ты вообще пошла на ..!» Застыли онемевшие. Хамство по отношению к нашей спутнице и вовсе ничем не объяснимо. Как раз она-то не рассталась с поклажей, Держа под мышкой, Надежда Валентиновна несла обратно домой небольшую связку каких-то реек, оставшихся после ремонта. Опомнившись, только и нашлась: «Дура!»

Посрамленные мужики, не сумевшие защитить обиженную союзницу, расходились по домам понурые. Размышляли о непостижимости женской логики. Сосед-философ посчитал, что виноват во всем старина Фрейд. Возможно, в далекой юности Надежда отбила кавалера у Ирины. Вот теперь ей это аукнулось.

Второй сосед, старый коммунист, увидел в случившемся козни «Единой России». Ведь и Бердников, и Ящемская слыли активистами «ЕР», конечно, каждый на своем этаже партийного строительства, рассуждал он. Эта партия определяет нам правила жизни и поведения. Вероятно, Неретина вступила в нее, может, и должность новую пообещали. Поговаривают же о смене руководства в «Коммунальщике» и даже о смене регионального оператора. Ирина Петровна решила сразу проявить активную жизненную позицию и установить свои правила на нашей улице, чтобы оценили.

Третий пенсионер из группы морально пострадавших, по взглядам умеренно колеблющийся (его и Неретина окликала ласковее: «Вова»), мучительно вспоминал фразу милицейского полковника из фильма «Ворошиловский стрелок». «Да, надо искать финансовый след», - наконец воссоздал он в памяти суть высказывания и отправился за советом к жене, которая много лет проработала бухгалтером в банке. Та махом свела сальдо с бульдо и пришла к сногсшибательному выводу.

По не проверенным пока расчетам, инновационная идея И.Неретиной сулит району неисчислимые выгоды. Тут тебе и экономия бюджета, и прочие блага. Допустим, приходят к главе района жильцы дома №21 с улицы Гидростроителей, жалуются на плохой ремонт крыши и сопутствующие невзгоды. Поскольку они обивают пороги кабинетов второй год и всем уже надоели, то их сразу можно отправить на три буквы. Тем более навара с крыши никакого: там четыре разные бригады отшабашили. Иное дело, когда посетитель один и пришел первый раз. С ним можно и по душам поговорить: «Ну, чего ты волну погнал? Подвеску, видишь ли, разбил. Раз на дороге возле дома, значит, возьми кирпичи и заложи эти ямы. Иди отсюда! А то не на Ниве своей будешь ездить, а на Пенисе». Мужичонка уходит озадаченный: мол, не собирался менять свою машину на иномарку, только про ямы говорил.

Словом, метод настолько универсален и гибок, что применим в любой сфере. Пустые обещания в телевизоре, Инстаграме, перефутболивание от одного ведомства к другому, по сути, - те же посылы подальше, только слегка закамуфлированные. Так ирреальные сюжеты легко накладываются на картины нашей жизни, и столь же успешно проходит обратный процесс.

Страна должна знать своих героев, подумалось мне. Отыскал на сайте Минтруда РА портрет И.Неретиной. Она позирует на фоне шкафа, где красуются благодарственные письма, традиционно рассылаемые сверху вниз к праздникам и знаменательным датам. Не берусь утверждать, что таковыми являются все награды, возможно, среди них есть и иные – за конкретные достижения. Лучше обратимся к народу.

В Интернете не нашел ни одного доброго отзыва о работе Майминского ЦЗН, зато негативных много. В Google пользователь Drimmilenium dr. пишет: «Ужасное обслуживание клиентов! Вакансии подбирают, не опираясь на квалификацию и образование безработного. Отношение к людям свинское, на нерве. Вакансии не проверяют перед тем как отправить. На учет ставят несвоевременно». Справедливости ради, подчеркну, что запись сделана три года назад. Следовало ожидать, что критику учли и сегодня там все по-другому. Однако Юрий Юрьевич, побывавший здесь десять месяцев назад, фиксирует прежнее отношение к людям, которые обращаются в центр. Через пять месяцев ему вторит Андрюхай: «Некомпетентные сотрудники, ужасное отношение к людям!» Не лучше впечатления у пользователей Yandex. Так, соник б. видит плохо развитый сервис, многочисленные очереди, некорректное отношение к обратившимся. Дмитрий совсем короток: «Грубые сотрудники!!!» Те, кто не хочет тратить время, ограничиваются оценкой по пятибалльной системе: превалирует «1».

Скептики могут возразить: в Интернете, как и на заборе, пишут всякое. Не претендуя на глобальный анализ рунетовского контента, замечу лишь, что поиск работы – тема специфическая, даже болезненная. Эта площадка попросту неинтересна троллям. Сюда приходят люди неравнодушные, продвинутые, осознающие общественную значимость проблемы. Вспомним себя: часто ли мы решаемся давать публичные оценки – хорошему или плохому? Только в крайнем случае, когда задело за живое.

Пока совершал виртуальное путешествие, Ирина Петровна исполнила свое недоброе намерение, разбросав пакеты на дороге. Заметил их только вечером, оставшиеся два (мой и чей-то соседский) переложил к углу своей усадьбы, отделенной от водозабора узким переулком. Тоже в зоне видимости перевозчиков, но худшей. Но они не приехали ни в воскресенье, ни в понедельник.

Последнюю выходку И.Неретиной можно воспринять как попытку инсценировать нарушение правил благоустройства. Пакеты, разбросанные на дороге возле моего дома, могли привлечь контролеров с протоколами и понятыми. И запросто сошел бы за злостного нарушителя, даже рецидивиста. Потому как вспомнил, что уже проходил по этой статье лет пять назад, тоже по наводке.

Тогда, спасая собаку от талой воды, отбросил часть сугроба от примыкавшего к забору вольера, прямо на мостовую. Когда под покровом ночи разравнивал по периметру снег слоем в семь-восемь сантиметров, за этим мерзким занятием меня застала проходившая мимо дама непреклонного возраста. Она остановилась напротив на тротуаре и тоном плохой учительницы из начальных классов стала внушать мне, что тающий снег сильно разрушает асфальт.

Фонарь на столбе освещал ее фигуру, оставляя в тени лицо, под шапочкой угадывалась маленькая головка, в которой не могла уместиться простая мысль: в Майме нет ливневой канализации, поэтому ничто не мешает здешнему асфальту разрушаться круглый год. Не услышав возражений, дама удалилась с чувством неловыполненного долга.

В затопленном вольере доживала свой век поседевшая и обезножевшая немецкая овчарка. Последним островком надежды ей служил возвышающийся деревянный помост с будкой. Она лежала там, слушая чужой монолог, и ни разу не подала голос.

Наутро примчались на «шиньоне» специалисты сельской администрации, суетливо оформили бумаги. Соглашались: при угрозе подтопления надо принять все возможные меры, что даже правилами предписано. Но там же указано: с 15 ноября по 15 апреля действуют нормы осенне-зимнего периода. Следовательно, раз начал спасаться 6 апреля – это нарушение.

Во времена, когда всюду висели плакаты «Слава КПСС!», в народе родилась частушка: «Прошла зима, настало лето. Спасибо партии за это!» Нынешние проводники идей новой партии власти не стесняются регламентировать даже глупость, игнорируя приход ранней весны.

К обеду снег растаял, а горечь осталась. Ввиду малозначительности штрафа и самого эпизода не стал сутяжничать, но пример показался поучительным, поэтому занес его в старый журналистский блокнот с пометкой: годится для обзора «Защита от дураков».

Однако вернемся к нашим баранам. Вечером 13 октября народ вновь высыпал на нашу улицу, теперь уже с утяжеленными пакетами и мешками. Накрапывал мелкий осенний дождь. Вереницы людей выстроились на тротуаре там и сям, с зонтами и без, гадая: будет-не будет. Упаковав беспризорные пакеты в мешок, пережидаю дождь под навесом.

Со стороны ледового дворца послышалось гудение грузовика. Внутренний голос подсказывает: «Опять перепутали маршрут. Выйди в переулок, иначе не успеешь!» По переулку навстречу движется «Газель» с тентом, по радиатору не определить ее назначение. Когда, развернувшись на углу, она устремилась в сторону третьей школы, увидел в кузове знакомые предметы. На этот раз, к счастью, погоня длится недолго. Перебросив мешок, через борт возвращаюсь домой. Под холодным дождем с противоположного конца улицы бегут мужчины и женщины. Подхватив по три-четыре пакета, на полусогнутых ногах люди спешат к остановившейся машине. Под впечатлением повторяющейся еженедельно картины внутренний голос вопрошает: «Доколе?» И помогает родиться образу.

Сегодняшняя властно-бюрократическая машина напоминает малоприспособленный мусоровоз, вечно опаздывающий и потому бестолково спешащий, путающий маршруты и цели. Он едет на старых изношенных шинах, но облеплен новой пафосной рекламой. Мы бежим за ним, не ведая, когда закончится наш марафон. Некоторые, догнав, запрыгивают в кузов, не боясь испачкаться и надеясь помочь сообща избавиться от всяческого мусора. Но лысая резина ненадежна на мокром асфальте. На одном из поворотов фургон заносит, и водила сурово предупреждает нежданных помощников: «Не раскачивайте машину! А то вместе с мешками вывалю вас на мусорном полигоне».

Григорий НЕМОВ.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.78 (16 голосов)